Брие и бульварная драма

Воскресенье, 06 Июл 2014

Брие и бульварная драма

Таким образом, между Брие и бульварной драмой возникает конфликт. Если англичанин вплоть до последнего времени говорил парижанину, что Брие — единственный французский драматург, который что-то значит для Европы, то он слышал удивленный ответ, что Брие вообще не драматург, что его пьесы — не пьесы, так как они не сценичны (в том смысле, какой этому придает Сарсэ), а он сам — всего-навсего сочинитель памфлетов, не понимающий, что такое литературный стиль. А когда, услыхав о таком высоком уровне одаренности французских драматургов, что парижане ни во что не ставят даже Брие, вы выражали совершенно понятное удовольствие и почтительно осведомлялись об именах хотя бы главных из затмивших его гениев,— вам называли трех или четырех лиц, о которых вы никогда не слыхали, и еще двух-трех, которых вы знали как беззастенчивых дельцов, манипулирующих темами menage a trois и сочиняющих пьесы, в которых обязательно фигурируют невинная жена, застигнутая в полночь на квартире злодея (которого она пришла умолять, чтобы он пощадил добродетель сестры, репутацию сына или жизнь мужа), компрометирующие письма, дуэль и прочие дешевые эффекты, годные для производства драматических игрушек на забаву взрослым и детям. И только после того, как Брие избрали во Французскую Академию, до завсегдатаев бульварных театров дошло, наконец, что Брие неизмеримо выше обожаемых ими авторов.