Художественные произведения

Суббота, 05 Июл 2014

Художественные произведения

Не художественные произведения стремился он создавать, а такие рассказы о фактах, которым можно было бы верить как записям подлинных событий. Так, чтобы придать научность идиллической повести о жене железнодорожника, он включил в нее историю Джека Потрошителя, из-за которой все художники и платоники сочли его роман неправдоподобным, потому что платонику все происшествия представлялись несущественными и лишенными реальности. Но Золя сделал свою книгу подходящим чтением как раз для тех людей, которых он хотел пробудить,— людей, не испытывающих тяготения к художественному.

Дух научного исследования был чужд обывателю и отталкивал дилетантов, которые говорили Золя: «Если нужно рассказывать истории о крестьянах, зачем непременно непристойные?» Но Золя в отличие от романистов прошлого вовсе не хотел рассказывать истории. Он хотел открывать научные истины, которые помогли бы человечеству познать самого себя. Он считал, что, если вы собираетесь издавать законы, касающиеся крестьянства, или вообще иметь с ним дело, вам надлежит знать, каковы эти крестьяне в действительности. При этом, снабжая вас необходимыми сведениями, Золя сообщал вам не то, что вы уже знали (то есть почти все, о чем было дозволено говорить в приличном обществе), а именно то, чего вы не знали (а это значило, что он открывал именно ту часть истины, которая находилась под запретом). Обнаружив, например, что литературные представления его современников о парижских кокотках исчерпывались знакомством с образом Маргариты Готье, он счел своим долгом показать им Нана. Сделать это было крайне необходимо. Если бы какой-нибудь ирландский писатель семидесятых годов пошел на риск быть изгнанным из порядочного общества, а может быть, и преданным суду по обвинению в непристойной клевете, якобы содержащейся в его романе, правдиво показывающем жизнь военных лагерей, о которой никогда нигде не писали, кроме как в бумагах государственного прокурора,— в нашей армии господствовали бы сейчас более разумные порядки.

Золяизм как суеверие. К несчастью, вызвать в искусстве реакцию гораздо легче, чем остановить ее, когда она заходит достаточно далеко. Примером может служить следующий случай, ставший мне известным много лет назад. У жены одного видного хирурга были способности к рисованию. Муж ее написал трактат о раке, а она сделала к нему иллюстрации. Она впервые нашла своим способностям серьезное применение и взялась за дело с таким усердием, что научилась искусно изображать раковые опухоли.