Отличие Брие от Мольера и Шекспира

Воскресенье, 06 Июл 2014

Отличие Брие от Мольера и Шекспира

С его пьесы вы не уходите с таким чувством, будто дело закончено и проблема решена за вас драматургом. И, уж конечно, не уходите в том «счастливом, легком, иронически-снисходительном настроении, которое служит подлинным пробным камнем комедии», как выразился Уокли в «Таймс» от 1 октября 1909 года. Вы уходите с тревожным чувством, что жизнь, показанная в пьесе, касается и вас и что вы обязаны найти какой-то выход для себя и для других, ибо современное состояние цивилизованного общества несовместимо с вашим чувством чести.

Отличие Брие от Мольера и Шекспира.Как видим, задача у Брие шире, чем у Мольера. Мольер разоблачал тех заговорщиков против общества, которые, процветая под маской ученых профессионалов, эксплуатировали людское пристрастие к идолопоклонству. Он срывал эту маску с врача, философа, учителя фехтования и священника и осмеивал людей, которых эти господа дурачили: ипохондрика, академика, святошу, мещанина во дворянстве. Разоблачая сноба и показывая, как лакей помыкает своим барином, он подчеркивает неизбежность подобных отношений между человеком, который живет на нетрудовые доходы, и человеком, который зарабатывает на жизнь, прислуживая. Вся заслуга Бомарше сводится лишь к тому, что он разработал эту ситуацию применительно к своему, более позднему времени. Но Мольер никогда не обвинял общество. Берк сказал, что нельзя предъявлять обвинение всей нации, а между тем уже следующее за ним поколение предъявило обвинения целым эпохам, и прежде всего эпохе капитализма. Правда, Мольер, как и Шекспир, обличал человеческую природу, и такие обличения казались гораздо более серьезными, но они лишь превращали людей мыслящих в безнадежных меланхоликов, а людей практичных — в циников или убийц. «Мизантроп», который мне, возможно потому, что я не француз, кажется худшей и скучнейшей из всех пьес Мольера, похож на «Гамлета» в двух отношениях. Во-первых, обе эти пьесы были бы лучше в прозе, но это техническая подробность, на которой можно не задерживаться. Во-вторых, авторам в обоих случаях неясно, к чему они клонят. Лучшая философская пьеса Мольера, «Le Festin de Pierre», в отличие от «Мизантропа» привлекает внимание многими блестящими качествами, но и в ней опять пет положительного содержания; статуя — жалкое создание, неспособное постоять за себя, а Дон-Жуан не пытается воспользоваться ее слабостью. О Шекспире и Мольере принято отзываться неизменно хорошо и рекомендовать их молодежи, главным образом потому, что их обвинения, в сущности, адресованы богу: зачем он не сделал людей лучшими, чем они есть. А вот если бы эти драматурги обвиняли за плохую работу или полное безделье определенный класс людей с четырехзначными цифрами доходов, их объявили бы бунтовщиками, безбожниками и безнравственными совратителями.