Положение дел

Понедельник, 31 Мар 2014

Положение дел в социальной науке сегодня вполне может оказаться подобным классическому примеру из «Структуры научных революций» Томаса Куна. В этом случае господствующий на сегодня мэйнстрим западной экономики и политологии (ныне без своих советских контрпартнеров) окажется сродни птолемеевской астрономии накануне появления коперниканской гелиоцентричной теории Солнечной системы. Учтите, древняя астрономия и ее прикладная поддис-циплина—астрология так же были по-своему весьма совершенны, математизированы по высшему уровню эпохи, опирались на многовековые эмпирические данные и, главное, соответствовали официальной политической доктрине своего времени. Более того, как сегодня правительства всех государств считают необходимым содержать впечатляющий штат экономических экспертов и прикладных политологов, так и большинство правителей прошлого от Японии и Китая до исламского халифата и христианского Запада (а также в государствах майя и ацтеков) пользовались прогностическими услугами астрологов. Это была подлинно глобальная профессия. В ее основе был лишь один изъян—

Допущение наличия причинно-следственной связи между движением небесных тел и делами людскими. Притом, подчеркну, многое в аналитическом аппарате уже вполне соответствовало научным критериям.

Коперниканская гелиоцентричная теория не явилась со стороны, а выросла из той же птолемеевской традиции. Сам Николай Коперник, кстати, сделал не так и много— просто предложил сменить перспективу. Преимущество нового системного взгляда было, напомню, в том, что снимались замысловатые эпициклы и тогда элегантно просто объяснялось наблюдаемое движение планет. (Хотя место человечества у Коперника оказалось несколько периферийным.)