Такая независимость

Вторник, 29 Апр 2014

Антагонизм становился еще сильнее, когда дело касалось отношений рабочих/социалистических движений с каким-нибудь полностью оформившимися национально-освободительным движением, жаждущим отделения своего народа от государства, где зародилось рабочее движение. Так было и в случае, если национальное движение претендовало на часть государства, и в случае, если оно хотело освободить свою собственную страну, ставшую заморской колонией. В общем — то, рабочие обвиняли националистов в том же, в чем и женщин,—в буржуазности, считая, что подобные организации преследуют интересы буржуазии, если это, конечно, были не те, против кого национальное движение боролось. Рабочие/социалистические движения были убеждены в том, что национальная «независимость» не принесет никакой пользы рабочему классу самоопределившейся страны. Такая независимость может даже резко ухудшить положение рабочих, если у старых «имперских» властей были законы и структуры, менее враждебные по отношению к рабочим, чем те, что введут новые «независимые» власти. В любом случае все социалистические партии склонялись к тому, что все буржуазные государства похожи друг на Друга, а потому самый важный вопрос заключался в том,

Сможет ли рабочий класс прийти к власти в одном из этих государств. Так что национализм был очередным заблуждением и отклонением от намеченного курса. Национальные движения ответили тем же. Они утверждали, что притеснения по национальному признаку были реальными, непосредственными и всеохватывающими. Они доказывали, что любая попытка пойти по пути, предложенному рабочими, приведет к тому, что «народ» расколется и ему будет намного сложнее защищать свои национальные права. Они не сомневались, что, если у рабочих возникнут какие-то особенные проблемы, они смогут с ними гораздо лучше справиться в рамках независимого государства.