Задача драматурга

Суббота, 28 Июн 2014

Задача драматурга

Если читатель старается забыть, что книга, которую он читает, всего-навсего вымысел, автор тотчас же развеет иллюзию пустяковым, как булавочный укол, замечанием: такой-то предмет мебели стоит «направо или налево у рампы», а такой-то шедевр живописи на мольберте, который злодей или авантюристка должны располосовать ножом, «повернут к публике обратной стороной». Это все равно, как если бы романист писал: «Сердце матери пронзила острая боль, когда она, бросив взгляд на ребенка, поняла, что ему осталось жить всего несколько глав», или: «Когда мы покидали Гринвуд, он нанес подлый удар, который свалил молодого Олтона Дэла бездыханным в трех строчках внизу первой страницы у подписи С.». Задача драматурга — заставить читателя забыть про сцену, а актера — забыть про зрителей, а не напоминать о них все время наподобие того неопытного статиста, который вдруг повертывает к рампе изнанку бутафорского стяга. Каждое такое напоминание — это измена искусству и, кроме того, неучтивость. Почему новички на поприще драматургии непременно должны демонстрировать, свою неопытность, усердно нагромождая на каждой странице все эти «выходит», «выходят», сохранившиеся от тех времен, когда драматурги вроде Чапмена писали свои ремарки по-латыни, возможно, для того, чтобы не портить ими иллюзию, а возможно, для того, чтобы показать свою ученость?

Нужно принять за правило — не писать в пьесе ничего, чего не пишут в романе. И помните: все, что актер или декоратор показывают публике, должно быть описано в ремарке не как в технической спецификации, а живо, образно, остроумно,— словом, художественно нарисовано писателем для читателя. Описывая сцепу, постарайтесь мысленно перенести на нее читателя, как вы бы сделали это в повествовании. Ваши вымышленные герои не должны звать друг друга «из-за кулис»; вы не должны сообщать публике, что «часть пола сцены снята, чтобы был виден вход в подвал». Для описания обстановки вам понадобится вся ваша изобретательность, чтобы режиссер мог воспроизвести ее на сцене так, как вы описали; и вы не должны помещать в своих ремарках ни одного слова, которое напоминало бы читателю о театральных подмостках. Все это вполне достижимо. Наградой за труды вам будет то, что люди смогут читать ваши пьесы — даже актеры-режиссеры, которые так же страдают от мертвящих, прозаических, вульгарных старомодных ремарок, как все другие читатели.

Письма Луи Калверту по поводу исполнения им роли Андершафта.

Дорогой Калверт!

Умеете ли Вы играть на тромбоне? Если нет, я прошу Вас во время Вашего отпуска приобрести хотя бы самые поверхностные навыки в этом искусстве. Моя работа над новой пьесой продвигается вперед шаг за шагом.